Лесные сказки

Места наши подмосковные всегда раздольем славились. Что ни поле — широта. Что ни лес — долгота. Зима, так мороз трескучий. Весна, так блеск березовый. Есть где народу разгуляться да потешиться. Издавна повелось на земле нашей — сколько судьбинушка в дугу не гнет — распрямляйся да сказками забавляйся. В них правда и есть. А чтобы не сильно скучная правда была, подмосковные умельцы ее небылицами украшают.

Вот у нас в районе издревле были деревеньки. Были, да все кончились. Видно, срок пришел. Остались леса дремучие да реки текучие. Да старики, что по пальцам перечтешь, свой век доживают — жильцов новых встречают. Раскинулось на этих местах дачное раздолье. Едут люди городские к земле здешней, благодатной. Дома строят, обживаются, с природой роднятся.

В одном таком поселке дачном, что на месте деревеньки вырос, среди стариков-старожилов живет дед Федот. Зимой в избе сидит, в окошко глядит. А как летом ребятишки отдыхать из города приедут, Федот, согнувшись, на улицу выходит да на завалинку садится — табачок смолить и на солнышко щуриться. К вечеру соберутся вокруг него ребятишки, за рукав теребят — сказок просят. Улыбнется дед Федот, разморщинится и начнет негромко небылицы рассказывать, да такие хитрые, что и всерьез поверить можно. Ребятишки притихнут, боятся, но не уходят. Так и слушают, рты открыв, пока родители домой не позовут. И мне довелось деда Федота послушать.

— Что это ты, Федот Кузьмич, детей на ночь глядя, сказками пугаешь? — спрашиваю старика однажды.
— Это тебе, мил человек, сказки, а им — правда. А бояться их нечего, их понимать нужно, — улыбнулся дед.

Ребятишки, что рядом в стайку сбились, зашумели, и дед Федот начал рассказывать. Стал и я в тот вечер слушать. Что мог, запомнил, а что не запомнил — записал.

Цветы

В роковой час диковинные цветы в лесу распускаются. Аромат цветочный странно на людей действует. Окажись человек в эту пору в лесной чаще, так беда с ним и приключится. Вдруг нападет дремота неодолимая — шагу сделать нельзя. Тело словно костенеет. Так и стоит сердечный посреди леса, что столб деревянный. Кожа-то со временем от дождя и ветра трескается, а потом темнеет. Лесные букашки покоя не дают. Иной раз и дятел терзает. А к весне-то и вовсе худо — человек тот молодыми побегами прорастает. Иногда лишь скрипит тихонько, вроде как плачет. Как-то грибник один целую рощу таких видел.

Деревянный человек

Еще в детстве слышал я от старого лесника, что жил в ближнем лесу деревянный человек. С виду был странный. Огня боялся, а как дятла услышит — дрожит весь. Книгу ему было мерзко в руки взять. И дома деревянные стороной обходил, говорил, что будто кладбища. Старожилы сказывали, обитал он, мол, в большом дубе, а где именно — никто не знал. А как лесопильное дело-то у нас наладилось, деревянный человек исчез. А вместе с ним и грибы с ягодами. Если не верите, то походите по лесу. Пусто!

Хозяин леса

Иной раз грибник, какой или еще кто в лес по надобности войдет, а по слепоте своей, человеческой, и не видит, что от самой границы леса за ним прозрачный лесник идет. Тихонько так идет и строго присматривает. Если человек безобразничать начинает — цветы топчет, ветки зазря ломает или еще что — лесник тот сердится и страх нагоняет. Начинает кружить на одном месте и свистит страшно. От этого человек забывает дорогу из леса. Целыми днями по чаще плутает. Иногда не выходит вовсе. У соседки нашей, Татьяны, года два уже, как мужик в лес ушел. Видно, прозрачному леснику чем-то не угодил.

Странный случай

Бывает, такое в жизни происходит, что и объяснить нельзя. Из-за этого всякие небылицы появляются. Одни люди верят, другие нет, а, все равно, помнят и рассказывают. Вот так и у нас, в поселке, с городским одним, Андреем Зайцевым случай произошел. Прикупил он земельки для дачной жизни, и стал потихоньку обживаться. Главное, природу очень любил. Как в лес уйдет с утра, так и бродит где-то до самого вечера. Цветы охапками несет, корешков и деревяшек рубленных рюкзаками тащит. Из цветов он гербарии собирал, и аккуратно под стебельками таблички заполнял. Колокольчик, мол, такой-то, да еще и по-латински его пропишет — Campanula. А из деревяшек разные поделки мастерит. Руки золотые у него были. Такую красоту понаделает, что глаз не отвести. Квартиру в городе поделками этими завалил, даже соседям часть пожертвовал. Все вроде хорошо у него было, да стал он неладное со здоровьем своим замечать. Словно лихорадит его временами, да в забытье после этого впадает. А на второй год и того больше — молодым мхом покрываться начал. Врачи руками разводят, мол, не знаем мы таких случаев в науке, понаблюдать нужно. Да где уж там, к весне Андрей-то побегами молодыми прорастать начал. Кожа потемнела вся и потрескалась. Так и стал в один ряд с поделками своими.
Вот и подумаешь после такого, что красота настоящая — живая.
(Дмитрий Матазов)

Частушки

На мотив «Бабок-Ёжек»
Как-то раз мне довелось
Подсмотреть, как бегал Лось -
Бегал под ветвями -
застревал рогами!

«Что-то нынче не срослось …» -
грустно думал в чаще Лось.
Звери удивлялись,
Что рога валялись!

Стали драться два Лося -
Собралась округа вся.
Было интересно -
только Лосям тесно.

Раз в Кузьминки, в выходной
Пришел лось со своей родней.
Порезвиться захотел -
Парк в секунду опустел!

Баллада

на мотив песни В. Высоцкого «Як — истребитель»

Я Лось, я — сохатый,
крутые рога.
Природа моя обитель.
Я встречу без страха любого врага
Охотник лишь мой гонитель.
Я после медведя — хозяин в лесу -
Таков наш закон первобытный,
И гордо рога — как корону несу
Я царь — только парнокопытный!
Меня уважает звериный народ
Сжимаясь от трубного зова.
И только охотник по следу идет
преследует снова и снова.
Устал убегать я и вышел на свет
Скрываться царю не престало!
и встретил последний лосиный рассвет
удар! И вдруг мира не стало …
Звенящая пуля, железный пчелой
Вонзилась в упругую тушу
И ветер, поднявшись над чащей лесной
Уносит лосиную душу…
(Дмитрий Матазов)

К северу день повернулся лицом,
Август раскрасил деревьев фасады.
И позолоченным полукольцом
Осени осами вьются над садом.

Влаги небесной несмелый фальцет
В рампе заката мне кажется йодом.
Юный сентябрь стоит на крыльце
Суженным-ряженным с хлебом и мёдом…

Знаю, он вечером звёзды зажжёт,
включит любимое Млечное скерцо…
Милый сентябрь, реверансы не в счёт -
Осени осами вьются над сердцем!

Знаю, что ты золотое дитя -
Полон желаний, игры, оптимизма.
Поздно мне верить и снова терять -
Осени осами вьются над жизнью!

Много ли нужно? — Жива, если вновь
Небо рассвечено звёздными росами…
Спелая жизнь, источая любовь,
в космос летит межпланетными осами…

*****

Июльский вечер тих и неподвижен,
наполнен досыта медвяным соком дрём.
И хочется с природой быть поближе,
смотреться в небо, в росы, в водоём.
Вдыхать всей грудью ароматы лета,
смеясь, что прожито не так уж много лет,
Нырять в закатный омут фиолета
и в родниково-розовый рассвет,
Ценить богатство изумрудных далей,
Безудержную щедрость русских рек,
Смотреть, как полночь звёздно стелит шали
на утомлённый знойным солнцем брег…
А этот миг желанный — он уж скоро:
день замер, парус света пал на мель…
И льётся из космических просторов
Июльских сумерек густая карамель…

****

Луна полоскала лохмотья тучи
в ветвистых заводях меланхолий
и зажигала, на всякий случай,
огни над чёрным контуром всхолмий.

Взлетали в полночь остатки мая
сиренью трепетной и тягучей
и мне казалось, что и сама я
вся растворяюсь в весне текучей.

Луна светилась в излобье неба,
нагие звёзды ныряли в омут,
но знала я, что луна и нега
и не угаснут, и не утонут.

И знала я, что вернутся песни
и новым смыслом наполнят будни,
и вдохновенья нектар воскресный
Луна из чаши моей пригубит…
(Наталья Романова)